пятница, 26 июня 2015 г.

«Вино из одуванчиков — пойманное и закупоренное в бутылки лето»

10 воздушных цитат из книги "Вино из одуванчиков"
1. Доброта и ум — свойства старости. В двадцать лет женщине куда интересней быть бессердечной и легкомысленной.
2. В такие дни, как сегодня, мне кажется… что я буду один.
3. Она села рядом с ним на качели, в одной ночной сорочке, не тоненькая, как семнадцатилетняя девочка, которую ещё не любят, и не толстая, как пятидесятилетняя женщина, которую уже не любят, но складная и крепкая, именно такая, как надо, — таковы женщины во всяком возрасте, если они любимы.
4. — Чего бы вы хотели делать, чего добиться в жизни?
— Хотел бы повидать Стамбул, Порт-Саид, Найроби, Будапешт. Написать книгу. Очень много курить. Упасть со скалы, но на полдороге зацепиться за дерево. Хочу, чтобы где-нибудь в Марокко в меня раза три выстрелили в полночь в темном переулке. Хочу любить прекрасную женщину.
— Ну, я не во всем смогу вам помочь. Но я много путешествовала и могу вам порассказать о разных местах. И если угодно, пробегите сегодня вечером, часов в одиннадцать, по лужайке перед моим домом, и я, так и быть, выпалю в вас из мушкета времен Гражданской войны, конечно, если еще не лягу спать. Ну как, насытит ли это вашу мужественную страсть к приключениям?
5. — Для начала: что вы думаете о нашем подлунном мире?
— Я ничего о нем не знаю.
— Говорят, с этого начинается мудрость. Когда человеку семнадцать, он знает все. Если ему двадцать семь и он по-прежнему знает все — значит, ему все еще семнадцать.
6. … каждый человек для себя — один-единственный на свете. Один-единственный, сам по себе среди великого множества других людей, и всегда боится.
7. … что для одного — ненужный хлам, для другого — недоступная роскошь.
8. … мне нравится плакать. Как поплачешь хорошенько, сразу кажется, будто опять утро и начинается новый день
9. — Некоторые люди слишком рано начинают печалиться, — сказал он. — Кажется, и причины никакой нет, да они, видно, от роду такие. Уж очень все к сердцу принимают, и устают быстро, и слезы у них близко, и всякую беду помнят долго, вот и начинают печалиться с самых малых лет. Я-то знаю, я и сам такой.
10. Вино из одуванчиков. Самые эти слова — точно лето на языке. Вино из одуванчиков — пойманное и закупоренное в бутылки лето.

среда, 11 февраля 2015 г.

Знаменитый «список Бродского»

Знаменитый «список Бродского»: литература, обязательная к прочтению (просто, чтобы с вами было о чём разговаривать).
«Бхагават гита»;
«Махабхарата»;
«Гильгамеш»;
«Ветхий Завет»;
Гомер. «Илиада», «Одиссея»;

среда, 30 июля 2014 г.

Вы уверены, что действительно умеете читать?

Некоторые книги достаточно просто попробовать, другие хочется проглотить одним махом, а есть такие, которые приходится долго разжевывать и переваривать.
Фрэнсис Бэкон
Вы уверены, что действительно умеете читать?
  1. Открыть книгу.
  2. Читать слова.
  3. Закрыть книгу.
  4. Взять следующую книгу.
Что может быть проще, не правда ли?
Да, действительно, если вы читаете просто для развлечения, просто чтобы убить время, то все примерно так и происходит. Но если вы хотите вынести из этого занятия нечто полезное, хотите получить знания и новый опыт, то все не так просто. И вот почему.

четверг, 26 июня 2014 г.

О романе Захара Прилепина «Обитель»

Чем была для России ХХ века Соловецкая обитель? Это обитель зла? Или же обитель преображения? Это узилище или уникальная лаборатория по переделке человека? И что за власть царила на этом диковинном острове в двадцатые годы? Красная? Но почему на всех важных постах находились или белогвардейцы, или священники? Карательная? Но почему в Соловецком лагере особого назначения работали два театра, играли три оркестра, выходил уникальный литературно-художественный журнал «Соловецкие острова», почему на территории лагеря находились музеи, шла научная работа? Максим Горький постарался возвысить этот лагерь, воспел его. Александр Солженицын заклеймил его , особо не разбираясь в деталях, по его мнению из Соловков вырос весь ГУЛАГ. Так ли это?

Я пишу роман «Обитель» – о Соловках

Я пишу роман «Обитель» – о Соловках. По-моему, это последний акт драмы русского Серебряного века. Во всяком случае, то, что заключенные писали в свой журнал – это последние тексты Серебряного века, прямое продолжение символистской и акмеистической традиции. Да и вообще, те люди, которых там увидел Горький, всюду искавший сверхчеловека, как раз и были сверхчеловеки, только он их не разглядел. Или разглядел?.. Это совершенно новая для меня книга, не похожая ни на одну из предыдущих. Написана примерно половина, я не тороплюсь.
Аннотация: Соловки, конец двадцатых годов. Последний акт драмы Серебряного века. Широкое полотно босховского размаха, с десятками персонажей, с отчетливыми следами прошлого и отблесками гроз будущего – и целая жизнь, уместившаяся в одну осень. Величественная природа – и клубок человеческих судеб, где невозможно отличить палачей от жертв. Трагическая история одной любви – и история всей страны с ее болью, кровью, ненавистью, отраженная в Соловецком острове, как в зеркале. Мощный метафизический текст о степени личной свободы и о степени физических возможностей человека. Это – новый роман Захара Прилепина. Это – «Обитель». Ознакомительный отрывок